В последнее время нам очень часто приходится говорить о коррупции: о коррупции во властных структурах, о коррупции в учреждениях здравоохранения и образования, о коррупции в сфере строительства и ЖКХ. Медийное пространство, пожалуй, на 60 процентов заполнено новостями о коррупционных правонарушениях. Так что невольно задумываешься, что это? Вирус, стремительно проникающий во все уголки жизни современного общества? Эпидемия, которая подрывает нашу экономику и дестабилизирует национальную безопасность? Но если эта болезнь, которую мы уже определили и зафиксировали, будем ли мы бороться и искать методы лечения или будем приспосабливаться к ее проявлениям? На мой взгляд, скорее первое. И возможностей к противодействию такого рода негативному явлению достаточно. Хочется отметить, что коррупция - это явление, которое характерно не только для современной истории Российской Федерации. Как социально-негативное явление в обществе коррупция существовала всегда, с того времени как сформировался управленческий аппарат, и была присуща всем без исключения государствам в любые периоды их развития. Более того, проблема коррупции не замыкается в национальных границах, и ни одно государство не может гарантировать, что лица, осуществляющие властные полномочия, не допустят коррупционных злоупотреблений. Вместе с тем мы можем говорить о различных уровнях коррупции, характерных для той или иной страны, о возможностях обмена опытом при формировании антикоррупционной стратегии, о проведении международного мониторинга проявлений коррупции и, конечно же, о международном сотрудничестве в рамках противодействия коррупции. За последнее десятилетие Россия существенно продвинулась в формировании правовой базы антикоррупционной направленности: законодательно закреплены антикоррупционные стандарты, определены категории лиц, на которых эти стандарты распространяются, установлены меры ответственности за их невыполнение, также сформированы организационные основы противодействия коррупции. Решающая роль в сфере формирования правовых норм борьбы с коррупцией определена Федеральным законом от 25 декабря 2008 года № 273-ФЗ «О противодействии коррупции», в котором закреплены основные принципы противодействия коррупции, правовые и организационные основы предупреждения коррупции и борьбы с ней, минимизации и (или) ликвидации последствий коррупционных правонарушений. Нельзя не упомянуть в этом перечне и утвержденный еще в 2010 году Президентом Российской Федерации «Национальный план противодействия коррупции на 2010 - 2011 годы». Действующий на сегодняшний день Национальный план противодействия коррупции на 2016 - 2017 годы был утвержден Указом Президента Российской Федерации от 1 апреля 2016 года № 147 (далее – Национальный план). Немаловажное значение для преодоления коррупционных явлений в экономической сфере имеет Федеральный закон от 5 апреля 2013 года № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд». В этой связи стоит отметить, что и Национальным планом особенно отмечена необходимость повышения эффективности противодействия коррупции при осуществлении закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд. Особое внимание хотелось бы уделить формированию механизма противодействия коррупции в рамках прохождения государственной гражданской службы. В связи с этим остановимся на отдельных составляющих указанного механизма, в качестве которых предлагается рассмотреть: - обязанность представления государственными гражданскими служащими сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, в том числе возможность проведения мероприятий по контролю за расходами служащих; - организация деятельности комиссий по соблюдению требований к служебному поведению государственных гражданских служащих и урегулированию конфликтов интересов; - формирование этических стандартов государственных гражданских служащих. Обязанность представления сведений о доходах и имуществе закреплена за государственными служащими на протяжении вот уже многих лет, и, если до 2010 года служащие отчитывались, представляя декларации и справки о соблюдении ограничений, то с 2010 года государственные служащие ежегодно стали представлять в кадровые службы государственного органа справки о своих доходах, об имуществе и об обязательствах имущественного характера, а также о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера супруги (супруга) и несовершеннолетних детей. В настоящее время основным правовым актом, регламентирующим порядок проведения сбора сведений о доходах-расходах государственных служащих, является Указ Президента Российской Федерации от 23 июня 2014 года № 460 «Об утверждении формы справки о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера и внесении изменений в некоторые акты Президента Российской Федерации». Именно данным документом была утверждена измененная форма соответствующей справки, включающая в себя новый раздел – представление сведений о расходах. Таким образом, постепенно, из года в год, норма представления сведений о доходах государственных служащих приобретает менее декларативный характер, одновременно усиливается функции контроля за содержанием представляемой информации. В 2009 году Указом Президента Российской Федерации от 21 сентября 2009 года № 1065 «О проверке достоверности и полноты сведений, представляемых гражданами, претендующими на замещение должностей федеральной государственной службы, и федеральными государственными служащими, и соблюдения федеральными государственными служащими требований к служебному поведению» был регламентирован соответствующий порядок проверки. Именно контроль над доходами государственных и муниципальных служащих является одной из общепризнанных действенных мер противодействия коррупции. Внесение служащими недостоверных сведений в справки о доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера, сокрытие фактов получения доходов или приобретения имущества государственными и муниципальными служащими являются прямыми признаками коррупционных правонарушений. Следует обратить внимание и на то, что совершенствование механизмов контроля за расходами и обращения в доход государства имущества, в отношении которого не представлено сведений, подтверждающих его приобретение на законные доходы, предусмотренных Федеральным законом от 3 декабря 2012 года № 230-ФЗ «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам», Национальным планом отнесено к задачам первостепенной важности. В настоящее время, в том числе и на территории Саратовской области, мероприятия по осуществлению контроля за расходами чиновников становятся активным и действенно реализуемым механизмом контроля. Так, в 2015 году управлением кадровой политики и государственной службы Правительства области было проведено три проверки по осуществлению контроля за расходами муниципальных служащих области. Итогом проведения проверочных мероприятий стало направление материалов проверок в отношении двух должностных лиц в прокуратуру Саратовской области. По одному из указанных случаев, а именно, по приобретению мужем муниципального служащего автомобиля за 2,6 млн. рублей (стоимость данного транспортного средства превышала общий доход супругов за три последних года), представленные материалы были рассмотрены в суде. В ходе судебного заседания подтвердилось, что чиновница представила недостоверные сведения об источниках получения средств, за счет которых эта сделка была совершена, в итоге суд постановил конфисковать дорогостоящий автомобиль. По второму случаю проверки судом также было принято решение об обращении в доход государства автомобиля, принадлежащего муниципальному чиновнику, а также квартиры и трактора, зарегистрированных на его супругу. В 2016 году количество аналогичных проверок увеличилось, ряд проверок еще не завершен, проверочные мероприятия продолжаются. Следует отметить, что в ходе проверочных мероприятий по контролю за расходами нередко выявляются случаи предоставления недостоверных (неполных) сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера (далее – сведения о доходах). Как правило, результатом выявления фактов представления неполной (недостоверной) информации о доходах становится рассмотрение соответствующих материалов на заседании комиссии по соблюдению требований к служебному поведению государственных гражданских служащих и урегулированию конфликта интересов. Указ Президента Российской Федерации № 269 «О комиссиях по соблюдению требований к служебному поведению государственных гражданских служащих Российской Федерации и урегулированию конфликта интересов» был подписан 3 марта 2007 года. В настоящее время правовая основа деятельности указанных комиссий закреплена в Указе Президента Российской Федерации от 1 июля 2010 года № 821 «О комиссиях по соблюдению требований к служебному поведению федеральных государственных служащих и урегулированию конфликта интересов». С каждым годом данный институт получает все большее внедрение. Вместе с тем хотелось бы отметить, что основной объем рассматриваемых комиссиями материалов относится к результатам представления неполных (недостоверных) сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера. И практически не выносятся, а точнее не выявляются, такие случаи проявления конфликта интересов, как инвестирование аффилированных с государственными служащими коммерческих структур за счет бюджета, необоснованная и часто убыточная передача госимущества (государственных услуг) в их управление, опосредованное участие в котором (как правило, через родственников) осуществляют государственные служащие. Возможно, отчасти причиной данной тенденции является то, что механизмы таких нарушений, как правило, глубоко сокрыты, да и службы, обеспечивающие проведение проверок, а также организацию деятельности соответствующих комиссий (а это, как правило, кадровые подразделения органов власти), не обладают специалистами по проведению проверок нарушений в финансовой и экономической сферах. И еще один аспект в плане рассмотрения механизмов противодействия коррупции, на который бы хотелось бы обратить внимание – это формирование этических стандартов деятельности государственных гражданских служащих. В России также накоплен значительный опыт действия этических кодексов. На настоящий момент принято более 30 кодексов этики в федеральных органах государственной власти России, около 68 кодексов этики действуют в субъектах Федерации. Они в большинстве своем полностью воспроизводят положения Типового кодекса этики и служебного поведения государственных служащих Российской Федерации и муниципальных служащих, который был одобрен решением президиума Совета при Президенте Российской Федерации по противодействию коррупции от 23 декабря 2010 года. Кодекс этики и служебного поведения государственных гражданских служащих Саратовской области утвержден Законом Саратовской области от 31 мая 2011 года № 55-ЗСО. Целью Кодекса является установление этических норм и правил служебного поведения государственных служащих для достойного выполнения ими своей профессиональной деятельности, а также содействие укреплению авторитета государственных служащих, доверия граждан к государственным органам Саратовской области и органам исполнительной власти Саратовской области (далее - государственные органы области) и обеспечение единых норм поведения государственных служащих. Более того, обязанность по исполнению обязанностей по соблюдению норм данного Кодекса закреплена в служебных контрактах, заключаемых с гражданами, поступающими на государственную гражданскую службу области. Однако, разработка Кодекса этики хотя и расширяет границы противодействия коррупции, но не является гарантией того, что нормативно закрепленные положения станут неразрывной составляющей организационной структуры. Для формирования этических стандартов необходимы не год и не два, а десятки лет, о чем красноречиво свидетельствует опыт других стран. Мы обратились к проблемам соблюдения моральных норм при исполнении служебных обязанностей сравнительно недавно, тогда как, к примеру, в Канаде кодекс по регулированию конфликта интересов и трудоустройству после увольнения со службы для лиц, замещающих высшие и руководящие государственные должности был принят в 1985 году, а в Германии Кодекс антикоррупционного поведения действует с 1995 года. Но даже самый строгий этический кодекс не решит проблемы коррупции, ведь при недостаточном развитии гражданских институтов моральная (этическая) ответственность «не работает». Формирование этических стандартов должно осуществляться на самых ранних этапах воспитания. На мой взгляд, не стоит в этом процессе решающую роль передавать воспитательным и образовательным учреждениям. Ведь ценности, в том числе и нравственные, в первую очередь формируются семьей. И как ни много будет развешено плакатов о вреде коррупции в организациях и учреждениях, если фактическое поведение родителей будет свидетельствовать о том, что вопросы они предпочитают решать посредством незаконной передачи должностным лицам денежных средств, то и дети, скорее всего, выберут для себя тот же путь решения «нерешаемых законным порядком» проблем. И поскольку мы на протяжении всей статьи обращаемся к закрепленным в Национальном плане задачам, то нельзя не обратить внимание и на значимость повышения эффективности информационно-пропагандистских и просветительских мер, направленных на создание в обществе атмосферы нетерпимости к коррупционным проявлениям, особо выделенную в первоочередных задачах указанного плана. И результатом этой работы пусть не завтра, пусть не через год и не через два, но все-таки будут управленцы, для которых понятие заботы о собственном благополучии и благополучии Родины будут неразрывно связаны. Но только не с перевесом в сторону «государственное, значит мое», а с осознанием необходимости возрождать производство, развивать экономику, строить дороги и обеспечивать эффективное функционирование власти. С учетом изложенного, можно заключить, что российская правовая база по реализации антикоррупционной политики достаточно наполнена. Однако количество правовых норм, направленных на противодействие коррупции и закрепленных в различных правовых актах, подчас затрудняет их применение, а порой и влечет возникновение противоречий в правоприменительной практике. К примеру, Положение о комиссиях по соблюдению требований к служебному поведению федеральных государственных служащих и урегулированию конфликта интересов (далее – Положение) утверждено Указом Президента Российской Федерации от 1 июля 2010 года № 821. Согласно подпункту «б» пункта 16 Положения основанием для проведения заседания соответствующей комиссии является поступившее в подразделение кадровой службы государственного органа по профилактике коррупционных и иных правонарушений либо должностному лицу кадровой службы государственного органа, ответственному за работу по профилактике коррупционных и иных правонарушений, в порядке, установленном нормативным правовым актом государственного органа, обращение гражданина, замещавшего в государственном органе должность государственной службы, включенную в перечень должностей, утвержденный нормативным правовым актом Российской Федерации, о даче согласия на замещение должности в коммерческой или некоммерческой организации либо на выполнение работы на условиях гражданско-правового договора в коммерческой или некоммерческой организации, если отдельные функции по государственному управлению этой организацией входили в его должностные (служебные) обязанности, до истечения двух лет со дня увольнения с государственной службы. При этом пунктом 17.5 Положения предусмотрено, что в случае направления запросов обращение, а также заключение и другие материалы представляются председателю комиссии в течение 45 дней со дня поступления обращения или уведомления, указанный срок может быть продлен, но не более чем на 30 дней. Тогда как согласно статье 12 Федерального закона от 25 декабря 2008 года № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» комиссия обязана рассмотреть письменное обращение гражданина о даче согласия на замещение на условиях трудового договора должности в организации и (или) на выполнение в данной организации работ (оказание данной организации услуг) на условиях гражданско-правового договора в течение семи дней со дня поступления указанного обращения в порядке, устанавливаемом нормативными правовыми актами Российской Федерации, и о принятом решении направить гражданину письменное уведомление в течение одного рабочего дня и уведомить его устно в течение трех рабочих дней. Учитывая вышеизложенное, а также тот факт, что на практике семи дней для подготовки обоснованного заключения и передаче материалов в комиссию оказывается недостаточно, полагаю необходимым внести изменение в Федеральный закон «О противодействии коррупции», предусмотрев в статье 12 норму о продлении срока, установленного для подготовки заключения и направления материалов в соответствующую комиссию по соблюдению требований к служебному поведению и урегулированию конфликта интересов, до четырнадцати дней. В заключение хотелось бы отметить, что любые задекларированные нормы обретают силу только при применении на практике, а значит необходимо: - усиливать внимание к анализу представляемых сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, причем независимо от категории должности лица, этого соответствующие сведения представившего; - отказаться от формального подхода к проведению комиссий по соблюдению требований к служебному поведению государственных гражданских служащих и урегулированию конфликта интересов; - действиями, а не красиво звучащими фразами, подтверждать значимость и ценность этических норм гражданского служащего. М.Е. Сягина